Александр Пушкин — Эпиграмма (На Толстого)

В жизни мрачной и презренной
Был он долго погружен,
Долго все концы вселенной
Осквернял развратом он.
Но, исправясь понемногу,
Он загладил свой позор,
И теперь он — слава богу —
Только что картежный вор.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *